Миф первый: одаренные дети — отличные ученики

Познавательная потребность является главной чертой любого вида одаренности. Но проявляется эта потребность по-разному. Учитель видит интеллектуальный тип одаренности, когда у ребенка хорошие умственные способности, ему легко даются школьные предметы, он самостоятельно углубляет свои знания. Его оценки высоки, им гордится школа.

Но постепенно такой ребенок перестает проявлять одинаковый интерес ко всем наукам и выбирает только одну, особенно привлекающую его, или даже отдельную область этой науки. Здесь он готов расширять, углублять, совершенствовать свои знания без устали. Во всех прочих дисциплинах — нет. Они уже стали ему неинтересны. И доказать юному математику важность хорошей оценки по литературе сложно. Потому что вместе с самостоятельностью в поиске знаний он развил и критичность мышления, и способность к философскому осмыслению.

В итоге успеваемость хромает: точные науки — запредельно выше школьных пятерок, все остальное — натянутые тройки. Хорошо, если учителя понимают направленность способностей этого ребенка и не слишком настаивают на подтягивании оценок.

То, что Ильдар — математический талант, было заметно еще в начальных классах: он с легкостью щелкал любые задачи из учебника. Из любого учебника, за любой класс. Правда, ему на уроках по математике было скучно, и он читал какие-то книги, непонятные одноклассникам. Иная картина вырисовывалась на других уроках. Ильдар плохо рисовал, не хотел петь, хуже всех бегал на физкультуре. Но главным кошмаром для него были уроки труда: склеить коробочку, сделать поделку из шишек, пришить пуговицу — это было вне зоны его понимания. Да он и не мог соединить две шишки с помощью пластилина, потому что одну шишку уже потерял. Мальчик отличался удивительной рассеянностью. С годами ситуация изменилась не слишком. Мама по-прежнему собирала сыну портфель. Кроме обычной школы, Ильдар ходил в малую академию при университете. Он мог бы учиться в математической школе, но не хотел. И родители тоже. Потому что Ильдару очень повезло: его обычная школа, и учителя, и одноклассники, понимали, как он одарен, прощали его слабости, относились к нему заботливо и гордились им.

Если дети с интеллектуальным типом  одаренности постепенно теряют в успеваемости по всем предметам, кроме любимых, кто же тогда становится круглыми отличниками и медалистами? Это ребята с академической одаренностью. Вот как раз они — образцовые ученики. Они блестяще усваивают материал, их талант — умение учиться. Правда, став постарше, при широкой способности к обучению, они начинают проявлять склонность к точным, естественным или гуманитарным наукам. Но это не сказывается на их оценках по прочим предметам.

Если интеллектуалы мыслят самостоятельно, критично и даже философски, то академисты — суперпрофессионалы в обучении.

Родители Наташи никогда не знали хлопот со школьной учебой дочки. Не было дня, чтобы она опоздала. Тетради ее считались лучшими, домашнее задание — всегда записано. И даже задание на лето — выполнено. Обнаружив, что не очень сильна в английском, девочка попросила записать ее на курсы. А пока они не начались, стала заниматься сама: каждый день повторяла слова по трем категориям — знаю, сомневаюсь, забыла. После первых языковых курсов последовали вторые, с углубленным изучением языка, потом языковой лагерь. Конечно, в школе по-английскому у нее была твердая пятерка. У нее не было особых способностей к языкам, но в старших классах Наташа занялась еще и испанским. Начинала по той же схеме, что раньше с английским. И нисколько не сомневалась, что пойдет дальше на романо-германскую филологию.

Еще один вид одаренности, заметный в ученике учителю — художественная, творческая одаренность. Она часто напрямую вообще не касается школы. Ну, нарисует ученик такую картину, что первое место школе в конкурсе обеспечено. Или сыграет на скрипке на школьном концерте — потом будет играть на всех остальных. Споет, спляшет, стихи прочтет — школе дополнительный плюс. Хотя школа к развитию способностей этих детей ничего не добавила: способности — отдельно, уроки — отдельно. И успеваемость может быть разной, и отличной, и весьма средней.

Творческая жизнь такого ребенка, все его взлеты и переживание неудач происходят вне школьных стен. Для него куда важнее музыкальная школа, балетный класс, художественная студия или актерская мастерская. Со школой он на «вы», он там как дальний родственник. Его дар к школьным предметам отношения не имеет и никак школой не оценивается.

А если еще творчески одаренный ребенок часто отсутствует на уроках, потому что выступает на конкурсах, уезжает со спектаклями, школа этого не одобрит. Тут рядом с творческими детьми стоят и дети со следующим типом одаренности — спортивным или психомоторным. У этих детей есть школьный предмет с безусловной пятеркой. Какой? Правильно, физкультура. Если они на ней успевают бывать. Потому что большей частью бегают, прыгают, плавают или играют в баскетбол в спортивной секции. Они успешно защищают честь города, области, страны, но школа остается ими недовольна. Нельзя же усвоить школьные предметы, скажем, на лыжне. Поэтому, когда они возвращаются со сборов или соревнований за школьную парту, им быстро дают знаний и тут же спрашивают. Оценки? Да для них важнее голы, очки и секунды.

Но если дети со спортивной и творческой одаренностью в школе часто отсутствуют, есть те, кто в школу приходит. Приходит, чтобы все в ней перевернуть. Школа их одаренными и не считает, она считает их вредными и мешающими процессу. Речь идет о креативной одаренности. О детях, чье нестандартное мышление и свой особый взгляд на мир ведут к независимости суждений, пренебрежению условностями и ниспроверганию авторитетов. Не заметить их нельзя. А заметив, хочется написать «поведение — два». Потому что их недостатки видны сразу, а достоинства — не всегда и не всем. Эти дети — бунтари, по поводу и без. Нельзя в школу без формы? Тогда их форма будет самой эпатажной. Надпись «Я люблю родную школу» во всю cпину, блестящий галстук, эмо-вариант — черный верх, черный низ. И так во всем. Их неуемная фантазия найдет реализацию. Школа от таких детей нервно вздрагивает. И порой не хочет замечать, что если задание им интересно, они не пожалеют времени и выполнят его не просто хорошо, а так, как не делал еще никто. Если они зажигаются идеей, то непременно воплощают ее в жизнь. Хорошо, если есть учитель, готовый направить эту энергию в мирное русло. Детей-креативщиков занимать не надо, они сами придумают и продумают идею. Хотите — необычный вечер, хотите — школьную газету. Вот только в серых буднях они скучают. И теряют мотивацию к учебе. Или могут посчитать плохие оценки бравадой.

Кроме креативно одаренных детей, в школе сразу видны дети с социальной одаренностью. Среди них различаются эмоциональные лидеры и лидеры действия. Первая категория — это совесть класса или всеобщая плакательная жилетка. По такому человеку ребята определяют, нарушили или нет принятые правила. К такому человеку спешат с бедами и переживаниями — он открыт сочувствию.

Мама Веры не понимала, что такого в ее дочери, что вокруг нее вьются малыши, она умеет поговорить со старушками у подъезда. Потом Вера привела домой подружку, которую пьющие родители оставили во дворе, а сами ушли. Когда Вера пошла в школу, число тех, о ком она заботилась, возросло. К ним забегали бросить ранец, взять заранее не положенные в портфель краски, переждать дождь, попить чаю с печеньем, просто поболтать. Ее Вера не считалась в классе ни самой красивой, ни самой умной, ни самой обеспеченной. Но к ней приходили все. Мама не знала, как к этому относиться. Особенно после того, как заплаканная одноклассница принесла к ним котенка — родители не захотели оставить найденыша. Мама Веры не мечтала о кошке. Удивило ее то, как не по-детски размышляет дочь. «Мама, если мы не возьмем котенка, Юле придется его выбросить. Котят выбрасывать нельзя. Мы никогда никого не выбросим, поэтому Юля к нам пришла». Кошка живет у мамы и Веры до сих пор.

Эмоциональные лидеры часто не бывают круглыми отличниками. У них много времени и сил уходит на поддержку других, они не придают повышенного значения хорошим оценкам. Хотя у них хорошо развит интеллект, они обладают интуицией и пониманием людей. С похожими составляющими таланта учится в школе и другая категория социально одаренных детей — лидеры действия. Их, в отличие от эмоциональных лидеров, школа как система откровенно не любит. Потому что это неформальные лидеры. При их способности вдохновить, организовать и повести за собой ребят им легко собрать как команду для хорошего дела, так и группу на дело нехорошее. Они обладают независимым и крепким характером, часто еще и хорошим чувством юмора. Руководить такими детьми сложно, они сами готовы возглавить коллектив. И часто максимум взаимной лояльности: я   хожу в школу и ничего там не делаю — школа не вмешивается в мою жизнь. Тогда их лидерские качества находят реализацию вне школьных стен. А успеваемость? Это их личное решение.

Получается, что дети с разными видами одаренности подходят школе в разной же степени. У одних с ней взаимная приязнь — у ребят с академической одаренностью, у других — незаинтересованность: дети с  интеллектуальной, творческой и спортивной одаренностью. Эмоциональные лидеры тоже оставляют школу равнодушной. А вот лидеров действия и креативистов школа откровенно не любит.

 

                                                                          София ШАПОТАЙЛО (Аяр), практикующий психолог.

В продолжении исследования о школе и одаренных детях читайте: Миф второй: талантливый ребенок талантлив во всем.

Лайк 483

Категориях: Без рубрики